Как можно законодательно защититься от дедовщины в армии?
Advokat-rso.ru

Юридический портал

Как можно законодательно защититься от дедовщины в армии?

Как выжить в армии «молодым»

Как призывнику не растеряться в армии? Как себя вести, встретившись с «дедами», с дедовщиной? Как не потерять человеческого достоинства?

Мы публикуем справку проходившего службу в ВС СССР в 1988-1990 гг диакона Федора КОТРЕЛЕВА, мнение Олега П., военнослужащего одной из частей ПВО и комментарий полковника запаса, в прошлом – военного прокурора, Владимира ЧУМАКОВА.

Салабон, черпак, дед

Дедовщину иногда называют неуставными взаимоотношениями военнослужащих, однако это не совсем правильно. Предположим, неправильное обращение к начальнику или непослушание командиру – это тоже нарушение воинского устава, но никто не назовет это дедовщиной. Дедовщина – это возвышение одних солдат над другими в зависимости от стажа армейской службы. Формы дедовщины бывают самые разнообразные: от элементарной справедливости и передачи опыта младшим товарищам (что встречается довольно часто и имеет колоссальное воспитательное значение) до отвратительных издевательств и откровенного садизма (что бывает также довольно часто).

Обычно срок службы делится армейской традицией на четыре части, сменяющие друг друга каждые полгода из двух лет армейской службы (или трех лет флотской, и тогда срок делится на шесть частей). Такая периодичность объясняется тем, что пополнение поступает каждые полгода – весенний и осенний призыв – и тогда же часть солдат из армии демобилизуется. В зависимости от традиции данного рода войск названия отслуживших определенный срок солдат могут отличаться: где-то только что призванных солдат называют салабонами, где-то «карасями», а где-то просто молодыми. Вообще, если армия – некий микрокосм, то армейский срок мыслится как микрожизнь. Отсюда и названия: старослужащий, «дед», старик, молодой и т. д. Чем больше срок службы, тем старее, а значит, опытнее, мудрее солдат. Это, конечно, идеальная картинка, так должно быть, но так бывает очень редко – хотя бы потому, что «дедушкам» по 20 лет, и ни настоящего опыта, ни ума они еще не нажили.

И вот приходит молодняк в армию, проходит через карантин – это такая буферная зона, где вчерашним маменькиным сынкам объясняют, что они не дома, что кровать по утрам надо заправлять, вид иметь всегда опрятный, приказы выполнять, отвечать по форме, – и попадает в подразделение. Дальше в чем задача армии по отношению к этому салабону? Научить его быть хорошим солдатом. Двухнедельного карантина недостаточно, надо продолжать обучение. И вот тут в дело вступает дедовщина.

Те солдаты, которые уже прослужили полгода и кое-чему научились, с чувством и специфическим энтузиазмом (свойственным 18-летним парням) начинают объяснять тонкости службы молодым: «Мы полгода мыли казарму, теперь ваша очередь». Более «старые» солдаты, отслужившие год, стараются организовать хозяйственную жизнь подразделения (уборка мусора, сбор грязной посуды в столовой и т. д.) за счет двух младших категорий: полугодовалых и молодых. Вообще, «черпаки», отслужившие год, – это самая активная и стабильная категория солдат. Они все знают, все прошли, но перспектива близкой домашней жизни еще не туманит их 19-летние мозги. «Черпак», если он психически и физически нормальный парень, – отличник службы и боевой учебы, помощник командира и… главный «дед». Что касается солдат последнего полугода службы, то им обычно уже все надоело, и все их мысли только о доме и о прелестях гражданки – в персонифицированном виде или в смысле гражданской жизни. Но для того, чтобы у них была возможность спокойно и лениво ожидать дембеля, старослужащие должны поддерживать установившийся армейский порядок: молодые моют и драят, «черпаки» служат и управляют молодыми, «дедушки» – отдыхают. Поддерживать такой порядок мирным путем практически никогда не удается – мешает человеческий фактор: капризы, гордость или просто человеческая несостоятельность салабонов, лень и глупость «черпаков», всеобщее свинство и серость. В общем, без кулаков никогда не обходится.

Теперь в описанную картинку следует вплести юношеский садизм, любоначалие, хвастовство перед друзьями – и мы получим нечто похожее на армию. Бывает, «дед»-садист мучает молодых, а бывает – салабон вдруг оказывается разрядником по самбо. Бывает, салабон – такой мерзавец и стукач, что не бить его нельзя, а бывает, старослужащий сержант – баба, плакса и тряпка. По-разному бывает, но дедовщина как модель отношений армейского микрокосма – вещь в принципе не слишком плохая. Поскольку она – фактор порядкообразующий. Но это – в идеале. А на практике, конечно, чаще всего дедовщина оборачивается издевательствами, побоями и травмами. По информации, обнародованной главным военным прокурором России Александром Савенковым, в 2005 году от дедовщины пострадало более 5000 солдат-срочников. Это примерно 1,7% от числа призванных в армию. Но это, конечно, только те случаи, о которых стало известно прокуратуре.

Диакон Федор КОТРЕЛЕВ

«Одна из главных проблем в наших частях – это национальные землячества. Конечно, в элитных частях – таких, как ВДВ, морская пехота, спецназ ГРУ, – солдаты проходят железный отбор, и там примерно 75-80% составляют русские ребята. В таких частях обычно здоровая среда, здоровый коллектив, а от коллектива очень многое зависит. А вот «простые» части формируются по остаточному принципу, то есть туда попадают люди, которым либо просто-напросто некуда было прятаться, либо люди из неблагополучных семей, где жили чуть ли не впроголодь. Они еще до армии привыкли к равнодушию родственников и к прессингу со стороны более сильных товарищей с соседней улицы, из соседней деревни. И вот они приходят в армию, где сталкиваются с сильными землячествами: дагестанским, ингушским, кабардино-балкарским, карачаево-черкесским. Парни из этих регионов очень хорошо организованы, и, главное, они идут служить не потому, что некуда больше деться, а потому, что так надо. Если ты не отслужил, то ты не мужчина. Там другой менталитет, менталитет воина, бойца.

У нас, русских, он тоже всегда присутствовал, но большевики разрушали его всеми путями, потому что боялись не столько Церкви, сколько общины, которая бы собиралась вокруг Церкви. В результате у нас было разрушено чувство взаимовыручки. А у кавказцев оно разрушено не было. Когда они попадают во враждебную, как они считают, среду, у них степень самозащиты сразу начинает играть главенствующую роль. И они, воспитанные в этом духе, пытаются сразу подмять под себя все, что мешает их ментальности, собственно говоря, хотя по отдельности могут быть чудесными ребятами. Они уважают силу, и они уважают людей, которые уважают себя. А взять нашу деревню: куда ни зайдешь – пьянство и грязь. Господь дал нам такую землю, а человек не может назвать ни своего деда, ни своего прадеда, покреститься не знает как, святынь своих не знает. За что нас уважать? Вот и происходит просто-напросто подминание под себя. Как этому противодействовать? Только силой, помноженной на дух. Конечно, не все ребята физически достаточно сильны, но, если человек духовно не сломлен, землячества, как правило, отступают. Они начинают уважать. (Пока готовился номер, в части, где служит Олег, за нанесение телесных повреждений были приговорены к разным срокам заключения три представителя кавказского землячества. Землячества можно обуздать, уверен Олег.)

Наша беда в том, что мы часто не умеем быть вместе – так, как это умеют кавказцы. У русских солдат редко бывает лидер. А ведь это очень важно, чтобы он был, чтобы вокруг него объединялись другие. А что у нас? Вдруг вся часть снимается и уходит в бега – якобы дедовщина. Начинают смотреть, смотрят, а там какой-то пацан, отслуживший полгода, запугал всех молодых. Один – всех. А они обычно запуганы уже здесь, на гражданке, – запуганы этими вечными разговорами об ужасах армии и страшилками. Конечно, они потом приходят в армию и дрожат от всего.

А бывает и наша собственная дедовщина, не связанная с национальным вопросом. Но тут надо помнить: «дед» «деду» рознь. В небоевых частях нечего идти у них на поводу. Он служил чуть больше полугода и на самом деле ничего не видел, больше жрал на кухне! Ну что он сделал такого, чему научился? Может, отжиматься? Или стрелять? Да он просто никто! Ни в коем случае нельзя подчиняться. Другое дело – боевая часть, опытные «деды» и дембеля. Здесь скорее обмен опытом более старших с младшими.

Часто причиной трудностей молодых солдат в армии становится элементарная, казалось бы, вещь – внешний вид. Многие ребята просто не понимают, что нельзя ходить в грязной одежде, а обязательно надо, как бы ты ни устал, как бы тебе ни было плохо, иметь человеческий вид. А еще отношение к вещам. Предположим, на гражданке у тебя украли шапку. Ну, тебя пожалеют и скажут: украли шапку, негодяи! А в армии говорят по-другому: ты шапку… прозевал, ты сам виноват, ты сам отвечаешь за себя.

В армии выживает только тот, кто умеет собрать дух и умеет сказать «нет». Причем все должны быть готовы и к физическому, и к психологическому давлению. Вот, скажем, пришел молодой солдат в подразделение. Сразу же начинается проверка, как в тюрьме: иди сюда, принеси мне то, иди туда, принеси мне это. Но то, что на гражданке воспринимается как нормальная человеческая просьба, там является проверкой на готовность подчиниться. Вот тут надо проявлять твердость и не подчиняться! А для этого ребятам перед армией обязательно надо заниматься спортом: боксом, борьбой, другими силовыми видами.

А еще я бы посоветовал всем ребятам, столкнувшимся с дедовщиной, не молчать, не испытывать судьбу, а звонить в прокуратуру – мобильники сейчас есть у всех. Наехали – сразу звони. А реагируют сейчас на такие звонки очень быстро».

Олег П., военнослужащий одной из частей ПВО

Мы попросили прокомментировать это мнение человека, не понаслышке знакомого с ситуацией в Вооруженных силах. Полковник запаса Владимир Наумович ЧУМАКОВ прослужил в армии 35 лет (2,5 года из них – в Афганистане), был военным прокурором и расследовал несколько сотен дел, среди которых были и связанные с неуставными взаимоотношениями.

— В высказанном мнении делается упор на то, что дедовщина исходит от землячеств. На самом деле национальные землячества – это лишь одна десятая случаев всей дедовщины. Причем это случается в основном в тех войсковых частях, где большинство солдат – из соответствующих кавказских или азиатских республик. Проблема, на мой взгляд, состоит в том, что у российского народа нет объединяющей его национальной идеи, которая была даже у коммунистов. Молодые солдаты спрашивают: кому мы должны служить в армии? Кого защищать? Нефтепроводы олигархов? Их землю, «заводы» и «пароходы»?

Я в корне не согласен с тем, что большевики разрушили в русском человеке менталитет воина и бойца. Я родился после войны, в Белоруссии. И вместе с молоком матери впитал мысль, что стыдно избегать службы в армии. Большевики эту идею всеми силами поддерживали, создавая молодежные военизированные организации, как, например, ОСОАВИАХИМ или ДОСААФ.

Не согласен и с тем, что у народов Кавказа поголовно присутствует мысль, что обязательно надо служить. Опыт показывает, что у нас в Москве молодые дагестанцы, азербайджанцы и др. точно так же «косят» от армии.

Но, конечно, есть здесь и мысли, с которыми трудно не согласиться. Правильно пишет Олег, что надо уметь собраться духом и сказать «нет», если тебя заставляют сделать что-то унижающее твое достоинство. Командовать солдатом имеет право только командир. Поэтому на подобного рода «приказы» вообще не нужно реагировать.

Зато рекомендацию решать трудные вопросы силой я принять не могу. Ни в коем случае нельзя это делать! Говорю это как военный прокурор. Да, надо заниматься спортом, но вряд ли всем поголовно нужно заниматься рукопашным боем.

Объединить вокруг себя таких, как ты, можно прежде всего личным примером. Если ты не увиливаешь от работы, ведешь себя нормально, умеешь что-то хорошо делать, например что-то делать своими руками, или ты хороший спортсмен, хорошо поешь, пишешь – у тебя будет авторитет. Просто надо что-то уметь делать классно. Этим ты сможешь объединить вокруг себя других ребят. А если ты ни рыба, ни мясо, так и будут тебя пинать. Кулаками настоящего авторитета не завоюешь.

Читать еще:  Может законный представитель продать недвижимость несовершеннолетнего ребёнка?

А теперь мне хотелось бы дать ребятам, отправляющимся в армию, несколько советов.

1. Если ты начинаешь чувствовать, что тебя «прессингуют», постарайся сначала сам, без обращения к кому-либо разрулить эту ситуацию. Будь то один старослужащий или группа солдат. Попытаться уйти от конфликта, чтобы позже в спокойной обстановке его разрешить. Нельзя ни в коем случае бить другого. Такой вариант возможен только в крайних случаях, когда, что называется, уже нож к горлу приставили и другого выхода нет. В любом случае ты рискуешь тем, что в отношении тебя возбудят уголовное дело, и еще неизвестно, закроют ли его потом. По опыту знаю, что оценить степень допустимой самообороны бывает очень и очень непросто.

2. Необходимо определиться с командованием. Выясни для себя, что за командиры у тебя, к кому из них можно обратиться за поддержкой: к командиру взвода, заместителю командира роты, старшине, командиру роты. Обычно в военной среде не любят, когда кто-то жалуется. Но не думаю, что все офицеры безразличны к чужой беде или равнодушны. Обязательно найдется тот, к кому можно обратиться.

3. Обращаться в Военную прокуратуру, в Комитет солдатских матерей или к командиру части нужно только в крайнем случае. Потому что иногда для прекращения издевательства достаточно решения командира роты. Если же солдат, не использовав названные формы защиты, сразу подключает прокуратуру, то этим он может повредить сам себе, поскольку противопоставляет себя и командованию, и сослуживцам. Ведь после такого звонка прокуратура начинает трясти уже всех. Снежный ком превращается в лавину, хотя дело того и не стоило.

4. Если же ты все-таки решил обращаться в прокуратуру, позаботься о том, чтобы у тебя был свидетель, который подтвердит изложенные тобой факты.

И последнее. Если ты решил бежать из части, то, как только оказался дома, немедленно обращайся в государственные органы по месту жительства: в милицию или в прокуратуру. А вот в военкомат бежать бесполезно: с момента отправки в войсковую часть он за солдата уже не отвечает.

Как избежать дедовщины в армии

Каждый, кто готовится заступить на службу родине в качестве солдата, хочет понять, как избежать дедовщины в армии без насилия и риска для своего здоровья. Данное испытание не всем суждено пройти. В прессе часто озвучивают факты негативных последствий этого пагубного явления. Наиболее уязвимые представители населения не выдерживают издевательств со стороны старшего призыва. Они самовольно покидают территорию части, стреляются, прибегают к ответному насилию, что нередко заканчивается судебным следствием. Стоит детально пройтись по вопросу, чтобы выяснить наиболее приемлемые методы сопротивления.

Как избегают дедовщины в армии солдаты срочной службы?

Само понятие возникло в 60-х годах 20-го века. Сегодня оно регламентирует особую форму взаимоотношений между сослуживцами. Старший призыв или та часть военнослужащих, что уже как минимум полгода находится в казармах, при встрече с новичками стараются максимально унизить тех для получения определённой выгоды. «Деды» попросту перекладывают свои обязанности на молодое поколение. Если же «салаги» отказываются работать в данном направлении, применяются различные методы наказаний: от выполнения абсолютно глупых задания до побоев и моральных издевательств.

С точки зрения армейской риторики, любое проявление дедовщины является формой «неуставных взаимоотношений».

Устав – нормативный документ, в котором по пунктам расписаны правила поведения в условиях «казарменного положения» и другие аспекты, касающиеся пребывания на территории военной части. На практике мало кто пытается сопротивляться установленным в закрытом обществе законам, так как чувство самосохранения обычно превалирует над желанием побороть «социальный недуг».

Перечень наиболее распространённых издевательств

По большей части «деды» разговаривают с «молодняком» с позиции силы, и также промышляют вымогательством: забирают еду, деньги и одежду. Но встречаются особо извращённые проявления дедовщины:

Дембельский поезд. Когда несколько солдат создают иллюзию поездки по железной дороге. При этом «дедушка» лежит в своей кровати, а «духи» мотают её из стороны в сторону, таскают по казарме, машут ветками, изображают движение, сопровождая данное действо определёнными звуками.

100 дней до приказа. В этот период «деды» практически ничего не делают и развлекаются на максимум. Одни желают, чтобы им каждый день клали под подушку подписанные ручкой сигареты. Другие хотя слышать сказку на ночь, которую нужно рассказывать без единой запинки, иначе последует наказание. Третьи заставляют «духов» всю ночь отгонять от кровати мелких насекомых.

«Пробить фанеру» или «лося» считается практически обязанностью «дедов» в некоторых воинских подразделениях. В этом случае новобранец становиться в определённую позицию, после чего ему наносится сильный удар в область груди или головы.

Перед раздачей «фанер» военнослужащих выстраивают в ряд и по одному оправляют в нокдаун. Так длится до тех пор, пока «дедушки» не устанут. Бывали случаи, когда массовые избиения продолжались всю ночь, после чего на телах каждого молодого солдата оставались синяки.

Последствия дедовщины

Многие из тех, кто проходил «школу жизни» в армейских подразделениях, делали то же самое по отношению к новоприбывшим, мотивируя это сложившимся укладом и собственной местью. Так называемый «замкнутый круг» очень сложно разорвать без реальной поддержки офицерского состава. Не каждый способен терпеть регулярные побои и унижения. Психическое напряжение вкупе с серьёзной физической нагрузкой и отсутствием определённых свобод создаёт «мину замедленного действия».

Чтобы избавиться от этого, многие новобранцы дезертируют из части, после чего попадают в дисциплинарный батальон или в места лишения свободы, если не забыли прихватить с собой автомат с патронами. Лица, владеющие боевыми искусствами, пытаются вступить в конфронтацию с «дедами», апеллируя своими навыками. Драка на территории части также может закончиться отбыванием наказания в дисбате всеми участниками конфликта. К особо тяжким последствиям относятся смерть одного из военнослужащих, возникшая по причине насилия, самоубийство и даже временное помешательство на фоне психологического давления.

Несколько полезных советов для новобранцев

По прибытию в подразделение не стоит демонстрировать свою слабость.

Если открыто показать своё негативное отношение к «дедовщине» не прибегая к силе «кулака» (достаточно просто не выполнять откровенно неуставные приказы старшего поколения), то «дедушка» скорей всего пойдёт на договор, чтобы не уронить свой авторитет перед сослуживцами. Если же «деды» в ответ на несогласие решат применить силу следует обратиться к вышестоящему начальству. И желательно делать это анонимно, так как «стукачей» в армии никто не любит.

Основные требования к молодому солдату, на невыполнении которых играет старший призыв – это чистоплотность, сдержанность, выдержка и дисциплинированность. Лучше перед началом службы открыть устав и почитать его статьи. Апеллируя своими знаниями всегда можно указать «деду» на его место. В крайнем случае, стоит припугнуть чересчур заносчивого солдата или сержанта кляузой в прокуратуру.

5 Comments Posted

Я уже не в первый раз встречаюсь с подобной статьёй. Но содержимое, если вчитаться, не полностью соответствует заголовку. Стоило назвать её «Разновидности неуставных взаимоотношений и их последствия для жертвы сего явления».

А дедовщина к издевательствам не имеет никакого отношения.

Это понятно для тех, кто знает исконное происхождение данного термина. Данное слово несколько веков назад ассоциировалось с передачей опыта военной службы от старого солдата к менее опытному рекруту. Причём старший, как правило, прошедший не одну войну и не менее десятка сражений, учил молодого тому, без чего выжить на военной службе в те времена было крайне сложно. Конечно, надо добавить, что при этом не исключались случаи конфликтов, которые не всегда разрешались мудрым словесным компромиссом. Однако это было более исключением, нежели устоявшимся правилом.

Если говорить начистоту, то в боевой обстановке, скажем, Отечественной войны 1812 года один закалённых в боях солдат императорского гвардейского полка был по обученности военному искусству эквивалентен примерно дюжине современных молодых офицеров 21-го века, которые писать без грамматических ошибок не в состоянии, равно как и говорить без вставки ненормативной лексики что в служебной обстановке с подчинёнными, что с членами семьи в быту, если таковые имеются.

Если подразумевать под дедовщиной тот беспредел, постепенно развивающийся с 1960-х годов, когда срок службы в сухопутных войсках уменьшили до 2 лет, описываемый в данной статье, это с исторической точки зрения не сосем корректно. К примеру, во времена правления Петра Алексеевича Романова в XVIII веке, за подобные косяки так называемых «дедов» наказывали несравнимо жестоко. Дисциплинарных батальонов ещё не было. Зато было наказание шпицрутенами, которыми зарвавшихся солдат хреначили по спинам, проводя сквозь строй. Струя крови, стекающая по пояснице, жуткая боль, будто разъедающая кожу, непрекращающиеся импульсы, проходящие от места удара по всему телу. А бывало и зимою – в мороз. Многим такой экзекуции пережить было не суждено.

Вот мы, едва глянув глазком за занавес двух веков, увидели одно из самых эффективных средств борьбы с неуставными взаимоотношениями.

Вот бы в наше время провести такую показательную процедуру с парой – тройкой офигевших «дедов», чтоб каждый солдат части от души к спине провинившегося приложился металлическим батогом.

После такого уже отпадает всякое желание выпендриваться перед слабыми, ещё не адаптировавшимися к Армии представителями молодого пополнения. Одного такого публичного прецедента на каждую воинскую часть вполне хватило бы и неуставняк исчез бы, подобно кошмару перед рассветом.

Теперь я скажу пару слов о «полезных советах для новобранцев».

Во-первых, не просто «не демонстрировать свою слабость», а прямо-таки проявить зверскую ярость при первом же физическом конфликте. Никому не подставлять спину. Доброта, сострадание, уступчивость – всё это (и не только) в армии старослужащие тут же воспринимают как проявления слабой натуры, как уязвимость новобранца. При оскорблениях в свой адрес представителей старшего призыва незамедлительно посылать в известные места. Если начнут точить зубы и грозить кулаками – бить в ответ. Лучше бить первым, когда оппонент замахнулся, но ещё не успел ударить, ибо тактика нападения всегда выгоднее, чем позиция защиты. Когда противники имеют численное превосходство, обязательно использовать подручный предмет, причём тяжесть последнего должна быть прямо пропорциональна количеству нападающих – сиречь чем тяжелее, тем лучше.

Во-вторых, автор данной статьи смотрит на обсуждаемый вопрос как теоретик, но точно не с практической точки зрения, в ином случае он бы не утверждал, что показать своё негативное отношение к дедовщине возможно, не прибегая к силе «кулака», ибо таковая сила тут же будет применена «дедушкой», отдавшим невыполненный откровенно неуставной приказ. На договор «дедушка» не пойдёт, а ради поддержки своего авторитета, он скорее затеет драку, чем отступит перед «слоном». Обращение к вышестоящему начальству – это прямой путь к становлению калекой, ибо товарищи офицеры – неважно, будь то командир роты или заместитель командира части по воспитательной работе с личным составом, — первыми же выдадут т.н. стукача клике озлобленных старослужащих.

Про анонимные жалобы в армии я уже говорил и ещё раз повторюсь: анонимных жалоб и обращений в Армии НЕ СУЩЕСТВУЕТ!

Так же, как и нет чёткой и эффективной системы подавления проявлений неуставных взаимоотношений со стороны офицерского состава.

Про чистоплотность, выдержку, сдержанность и дисциплинированность, упомянутые автором, надо сказать отдельно. Наивно думать, что играющий на невыполнении данных требований представитель старшего призыва сам их выполняет. Самое большее, он может быть чистоплотным, и то лишь в силу того, что может в любой момент назначить за себя старшего из верных ему прихвостней молодого призыва на хозяйственных работах и убежать помыться в казарменной душевой. Так было, когда я служил. Что же касается выдержки, сдержанности и дисциплинированности, то про них говорить не приходится, ибо сам факт «наезда», проявления ярого неуважения к молодому солдату и тем более применение насильственных методов убеждения уже говорит об отсутствии всех трёх вышеперечисленных качеств у т.н. «деда».

Читать еще:  Незаконченная кража, нужно ли выкупать товар?

Про устав – вообще сказка. Вы можете почитать его статьи перед началом службы, а можете хоть каждый день декламировать его положения сослуживцам. Да хоть наизусть их выучите! Максимум чего вы добьётесь – станете посмешищем в глазах окружения. С таким же успехом автор данной статьи мог бы посоветовать читателю апеллировать своими знаниями в области уголовного законодательства перед стаей гопников, грабящих Вас в тёмной подворотне и снимающих с вас золотые часики, кожаный пиджак и кисет с мелочью и купюрами. Вам это всё равно не поможет, аналогично ситуации с нападением старослужащих.

Скажу больше: знания – это в принципе не то, чем следует апеллировать в наших Вооружённых Силах.

Здесь превалируют грубая животная сила, брутальность, настойчивость в тесном сочетании с железной волей, неизменно подкрепляемой набитыми кулаками. В армии ни грамма не ценится интеллигенция, пропитанная массивными пластами знаний и тысячу раз анализирующая каждый приказ на целесообразность выполнения. Нет! Напротив, российским Вооружённым Силам гораздо пригляднее иметь в своих рядах малообразованное, забитое и озлобленное быдло, готовое покорно выполнить любой, даже самый нелепый и неразумный приказ командира, не считаясь с собственными интересами, желаниями, которые неизбежно придётся принести в жертву для выполнения приказа с риском для жизни и здоровья. Не деле зарвавшемуся «деду» следует не показывать на его место, а, схватив засранца за зелёный шиворот жилистой ладонью, с нечеловеческой злостью швырять на это самое место так, чтоб от удара эхо зазвенело в пустой башке.

Припугнуть кляузой в прокуратуру заносчивого солдата или сержанта? Не смешите меня. Первым результатом такого поступка будет клеймо стукача на припугнувшем. А это значит, если вдруг нагрянет какая-то проверка, поползут какие-то слухи, первые подозрительные взоры попадут именно на того, кто бросался словами про «кляузу в прокуратуру». Не будем уже говорить о том, что обращение в Военную Прокуратуру составляется по форме, учитывая, что подавляющая часть солдат-срочников не могут и двух слов без ошибки на бумаге связать. Даже если Ваше обращение при удачнейшем стечении обстоятельств и дойдёт до ВП-шников, то представители сей структуры, уж не извольте сомневаться, до Вас точно не доберутся. Зато командование части будет прекрасно знать, откуда поступил «сигнал о спасении» и с этого момента жизнь и служба т.н. «стукача» превратится в сплошное испытание со всеми вытекающими отсюда последствиями. Кто служит – тот знает!

ПОзор такой АРМИИ . (((((((((((((((((((((((((((((((((((((((((((((((((((((((((
Где и чему учат. В Советское время такого НЕ БЫЛО.

Дедовщина в российской армии: истоки и методы борьбы

Особенность такого явления, как дедовщина, заключается в том, что возникла она практически мгновенно и так же стремительно стала своего рода субкультурой. Однако прийти к однозначному выводу о том, что является причиной ее возникновения, эксперты никак не могут. До сих пор идут споры о том, что же вызвало это явление, закономерно ли его появление в современном обществе, результаты ли это ошибок и просчетов руководства, простое ли стечение обстоятельств.

Большинство представителей младшего поколения уверено в том, что дедовщина является характерной особенностью Советской Армии с самого начала ее существования, но на самом деле данное понятие возникло только в 1970-х годах. По сути, дедовщина является частью такого глобального явления, как неуставные отношения. Она может иметь несколько разновидностей по мере того, насколько унижается человеческое достоинство. Это не только некий ритуал перевода военнослужащего из одной группы (согласно срока службы) в другую. Это и работы, которые независимо от того, что должны выполняться всеми солдатами срочной службы, но переносятся исключительно на молодых солдат. Это могут быть и работы, которые перекладываются на солдат, которые вообще никакого отношения к ним не имеют. И наиболее жестокий вид дедовщины – физические издевательства старослужащих над молодым пополнением.

Это явление примечательно в первую очередь потому, что вокруг него поддерживается особый культ, который и способствует особой его «живучести» по сравнению с другими формами неуставных отношений. Основная причина дедовщины заключается в некоем принципе приемлемости: солдаты, прошедшие все испытания на первом году службы, решают «оторваться по полной» в будущем. Кроме того, существует и такое понятие, как «стукачество», которое также играет немаловажную роль в поддержании культа дедовщины.

Что касается социально-политических причин возникновения данного явления, то нередко его связывают с изменениями в обществе, когда понятия дружбы, товарищества потеряли свою ценность. Новое поколение в значительной его части не способно на проявление таких качеств. Еще одной причиной социального плана является распад СССР, когда «общинный» принцип стал более неактуален. Все это и отразилось в сбоях функционирования армии. К тому же, содействовала появлению дедовщины и демократизация общества, и ослабление дисциплины. В результате – новое поколение солдат, которые приходили на службу, не хотели беспрекословно выполнять все приказания. Но ведь армия подразумевает сторгую дисциплину и четкое, точное и быстрое выполнение приказов без каких-либо обсуждений. Поэтому и появление неуставных отношений со стороны офицерского состава в войсках было предрешено.

Помимо названных причин, существуют и другие, не менее важные. Так, к примеру, изменения, связанные с моральным климатом армии, то есть призыв на службу значительного количества «не тех» людей. Проблема заключается в том, что контингент призывников значительно сокращался, а вот численность воинских формирований фактически оставалась на прежнем уровне. Поэтому приходилось увеличивать призыв, существенно снизив требования к новому поколению солдат. В результате на службе в армии оказались даже личности, связанные с преступным миром.

Довольно распространенным объяснением данного явления в обществе является проблема конфликта поколений. Дело в том, что на момент возникновения неуставных отношений совершался переход с трехлетнего срока службы на двухлетний, и те, кому пришлось служить более длительный период времени, постепенно начали вымещать свое неудовольствие на тех, кому повезло больше.

Конечно, бороться с дедовщиной можно и нужно. Для этого даже существуют определенные методы. Во-первых, нужно занять солдата делом, чтобы у него не оставалось ни времени, ни желания на проявление неуставных отношений. Но для этого необходима соответствующая база и офицерский состав. Во-вторых, выделить для каждого новобранца наставника из старослужащих, который будет отвечать не только за его действия, но и за состояние (подобная практика существовала в Америке). Но установить, какими именно методами будет осуществляться такое «наставничество», определить будет крайне сложно, да и основная цель командиров сводится к повышению боеготовности армейских формирований, а не контроль за бойцами. В-третьих, можно ввести независимые от армейского руководства органы надзора, которые бы осуществляли контроль за ситуацией в армии, но это связано с большими финансовыми затратами и определенными проблемами морально-этического свойства.

Кроме того, можно уменьшить срок службы в армии и постепенно перейти на полностью профессиональную наемную армию. Именно этот метод выбрало российское военное командование для борьбы с неуставными отношениями в армии. Но эта мера, по признанию самих военных, оказалась не слишком действенной. По словам Сергея Фридинского, «о победе над дедовщиной пока говорить рано». Количество преступлений подобного рода по-прежнему остается большим. От насильственных действий пострадали тысячи военнослужащих, многие получили серьезные увечья, есть и погибшие. Практически каждое четвертое армейское формирование связано с нарушением уставных отношений. Этим объясняется и значительное число случаев суицида среди солдат.

Так, совсем недавно в российской армии произошел такой резонансный случай. В военной бригаде, дислоцированной в Волгограде, покончил жизнь самоубийством 22–летний солдат срочной службы Дмитрий Никитин. Он был весьма старательным солдатом, поэтому довольно быстро продвигался по карьерной лестнице. Через совсем небольшой период времени после начала службы он получил звание ефрейтора и был назначен командиром отделения. Но это не понравилось младшему сержанту, который до него руководил этим отделением. Поэтому он начал систематически унижать Никитина при всех. Последней каплей, которая в итоге и привела к трагедии, стало избиение ефрейтора. На следующий день после этого Никитин застрелился. Случилось это через три месяца после начала службы.

Младшего сержанта признали виновным и осудили на три года лишения свободы, но родители подали в суд и на Министерство обороны, желая получить моральную компенсацию. Дело они выиграли: суд обязал военное ведомство выплатить семье Никитина полмиллиона рублей.

Немного раньше, в 2009 году, громкий скандал произошел в Калужском гарнизоне, где командир взвода позволил себе применить рукоприкладство по отношению к более десятка солдат-срочников, которые впоследствии сбежали из части и написали жалобу в прокуратуру.

Главный военный прокурор уверен, что причина возникновения неуставных отношений в российской армии сводится к нескольким основным причинам: большое количество солдат-срочников и очевидные недоработки командного состава. Большую проблему составляет также «кучкование» солдат по национальному признаку. Так, к примеру, представители кавказских народов очень любят устанавливать свои порядки, что часто приводит к массовым дракам, новости о которых достаточно быстро распространяются за пределы их воинского формирования. А командиры в это же время на силу отвечают силой, проще говоря, также пускают в ход кулаки. Причем такая практика становится все более частой.

Именно повышение уровня возникновения неуставных отношений стало одной из причин того, что вместо 1,5 года пребывания в войсках был введен 1 год армейской службы. Но С.Фридинский привел статистические данные, которые прямо указывают на то, что подобная мера не имела большого успеха. Так, в 2011 году офицеры избивали своих подчиненных солдат-срочников на 15 процентов, а сержанты – в два раза чаще, чем в 2010 году. За такие нарушения было осуждено порядка 1400 человек…

По словам координатора общественной организации «Гражданин и армия» Сергея Кривенко, уменьшение срока воинской службы было зафиксировано еще в 2003 году, когда была принята целевая федеральная программа по переводу российской армии на контрактную основу (половина всех военнослужащих должна была быть переведена на контракт). При этом предполагалось, что те срочники, которые придут в армию, в основном будут получать военно-учетную специальность (полгода обучения на базе специальных центров, а полгода – практика в линейных частях). Но тогда программа «успешно» провалилась. Причина тому – управленческие просчеты руководства и откровенный саботаж большинства генералов, которые не были заинтересованы в создании профессиональной контрактной армии. Поэтому, несмотря на меньший срок службы, солдат по-прежнему отправляли в обычные воинские части вместо учебных. Таким образом, дедовщина в определенном смысле изменила свой формат: дискриминация по сроку службы была сломлена, но насилие никуда не делось, просто управлять стали те, кто сильнее. Они и устанавливают «правила игры»: расценки на наряды, на возможность выхода за пределы воинской части, за то, чтобы попасть в медчасть и многое другое.

Но, по убеждению правозащитника, с дедовщиной можно бороться. Главный метод – полный переход на контрактную армию. В таком случае солдаты получат совершено другой правовой статус, поскольку в контракте будут четко прописаны его права и обязанности, выполнив которые контрактник может покинуть территорию части (чего не было у срочников, которые постоянно находились в части и не имели права покидать ее территорию без соответствующих документов). В качестве примера он приводит пограничную службу, которая полностью отказалась от призыва. В результате никаких фактов неуставных отношений установлено не было. Кроме того, добавляет С.Кривенко, необходимо принять и другие меры, в частности, открыть армию для общественных организаций, обеспечить средствами коммуникации (интернет, телефонная связь), создать военную полицию для расследования происшествий, связанных с армией (сейчас эту функцию выполняют командиры частей).

И самое главное – необходимо, чтобы правительство и военное руководство было заинтересовано во всех этих изменениях. Только в таком случае российская армия сможет выйти на новый уровень отношений.

Читать еще:  Законно ли осуществлен развод без присутствия сторон?

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Как защититься от неуставных отношений?

В РЕЗУЛЬТАТЕ неуставных отношений из рядов Российской Армии ежегодно дезертирует около двух тысяч новобранцев.

ДМИТРИЙ К. уже полгода служит в одной из подмосковных частей Внутренних войск: “Меня в первую же ночь старослужащие “прописали” на новом месте – заставили отжиматься. “Раз-два-три, перекур, четыре-пять-шесть, снова перекур. ” Я не выдержал, упал. Пришлось отжиматься еще 100 раз, только уже нормально. За любую провинность “деды” наказывают “сушеным крокодилом”. Выдержать эту позу можно не более 30 секунд, потом мышцы рук и ног начинают болеть. Сам скоро стану “дедом” и тоже буду измываться над новобранцами, а чем они лучше меня?”

Андрей Булыгин демобилизовался 2 ноября этого года: “После учебки попал на выборгскую границу. Я знал еще от друзей отца, что на границе нет дедовщины, и убедился, что это так. Зато у нас в части возникла другая проблема – национальная. Год назад прибыло пополнение – 20 дагестанцев. Им наша граница не нужна. Делать они ничего не хотят, лень даже подворотнички пришить свежие. Ну мы однажды подняли заводилу и макнули головой в унитаз. А ночью дагестанец, вооружившись опасной бритвой, пошел резать братьев-славян. Мы его, конечно, разоружили. Командование конфликт замяло, всех дагестанцев перевели в другую часть”.

По словам Марии Федуловой, члена координационного совета Союза комитетов солдатских матерей России, из-за неуставных взаимоотношений в год погибает более 3 тыс. солдат, призванных на срочную службу. Основные причины – вымогательство, физическое и сексуальное насилие. “Мы знаем, что ребятам, которые идут в увольнение, заказывают, сколько денег нужно настрелять, сколько принести пачек сигарет, бутылок водки. Попробуй не принеси, измордуют так, что мало не покажется. “Стукачей” не любят нигде, такому жить не дадут. Некоторые, правда, пытаются огрызаться, толку-то – он один, а обидчиков много”, – говорит Мария Федулова.

Пишите письма

– МЕНЯ ужасает, когда на вопрос “Как вы будете себя вести, столкнувшись с дедовщиной?” подавляющее большинство допризывников отвечает: “Буду терпеть”. Так это явление никогда не исчезнет, – убеждена исполнительный директор Независимой психиатрической ассоциации России, медицинский психолог Любовь Виноградова. – Надо отстаивать свое достоинство и всегда стараться занимать активную позицию.

Эту самую активную позицию можно выражать по-разному. Иногда стоит идти насилию навстречу и отвечать агрессией на агрессию, а иногда разумнее бежать от насилия. Смотрите по ситуации.

Нельзя сидеть сложа руки и думать: “Будь, что будет”. Порой даже бессмысленное на первый взгляд сопротивление лучше, чем роль жертвы.

Как бы тяжело ни было, скажите себе: “У меня есть жизненные цели, а армия – это короткий период жизни, и я должен пройти это испытание”. Чаще пишите письма домой. Важно, чтобы солдат в письме строил планы на будущее: “Как будет, когда я вернусь”. Это позволяет удержаться во время стресса.

Установите хорошие отношения со всеми молодыми солдатами, чтобы вместе противостоять дедовщине. Если окружающие видят, что человек уверен в себе и готов за себя постоять, скорее всего, его оставят в покое.

– Более 80% случаев неуставных отношений выражается в психологическом давлении, – считает командир 1-й бригады связи Московского военного округа полковник Вячеслав Лозинский. – До рукоприкладства может и не дойти, так как в нормальной части это ведет к юридическим последствиям.

Что делать солдату? Полковник Лозинский советует:

– Ничего не бояться. Кто не боится – тех не трогают. Не делать того, что заставляют старослужащие и чего он делать не обязан. Солдат не должен грубить, хамить, а спокойно сказать: “Я это делать не буду”. На что он, вероятнее всего, услышит: “Мы тебя закопаем!” Пусть ответит: “Ребят, да я слабый, а вас много. Но, если вы меня изобьете, вы сядете”.

Солдат не должен и сачковать. Не надо без необходимости бегать в медпункт, не надо специально мочить портянки и натирать ноги. Иначе против него ополчатся не только зачинщики драк (которых примерно 1 человек на 100), но и хорошие ребята.

Как сообщили в пресс-службе Главной военной прокуратуры, пострадавший от неуставных отношений может обратиться с личной жалобой к непосредственному начальнику своего обидчика. Анонимность не допускается. Можно подать жалобу и в военную прокуратуру гарнизона.

По просьбе заявителя или по ходатайству военного прокурора командование принимает решение о переводе пострадавшего в другую часть. На деле, к сожалению, не всегда это решение бывает положительным.

Лучше уйти, чем умереть

– ЕСЛИ в части служат нормальные офицеры, конечно, надо к ним обращаться, – говорит ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова. – Но когда командир части в наказание за то, что солдаты пожаловались, заставляет их ползать по плацу, чтобы все остальные на них плевали, – при таком командире рапорты бесполезны. Поэтому солдат должен оценить обстановку еще до того, как с ним что-то случилось. Если уважения к солдатам в его части нет и он чувствует, что командиры не захотят его защитить, надо постараться сообщить об этом родителям или друзьям, причем аккуратно, потому что письма вскрываются. А если защиты ждать неоткуда, если драки в части вошли в систему и солдата мордуют, пока он не превратится в бессловесную скотину, лучше уж уйти из части, чем расстрелять своих обидчиков и покончить жизнь самоубийством. К статьям 337 (самовольное оставление части) и 338 (дезертирство) УК РФ есть примечания: если военнослужащий совершил это при стечении тяжелых обстоятельств, он может быть освобожден от уголовной ответственности.

Союз комитетов солдатских матерей России: 101000, Москва, Лучников пер., д. 4, подъезд 3, комн. 5. Тел. (095) 928-25-06. Телефон доверия Главной военной прокуратуры: (095) 247-50-47; “прямая линия” по законности призыва в армию (работает до конца осеннего призыва): 244-51-73.

Мнения

Режиссер Егор Кончаловский: “Я служил связистом в алабинском кавалерийском полку. Однажды в конюшне один чеченец стал отбирать у меня лопату. Я ударил его этой лопатой по голове и успокоился. В эту же ночь человек двенадцать выходцев с Кавказа потащили меня в Ленинскую комнату. Били сильно. Я стал прощаться с жизнью, когда мой товарищ с компанией сослуживцев-москвичей подоспел на помощь, выломав дверь. Надо сказать, с тем армейским приятелем мы дружим до сих пор”.

Певец Валерий Сюткин: “Я служил в армии в 1976-1978 годах на Дальнем Востоке в одной из частей ВВС. С дедовщиной, конечно, сталкивался, но до битья и каких-то других унижений дело не доходило. Просто “салаги” и “молодые” знали, что им полагается делать – убирать казарму, ходить на аэродром, обслуживать самолеты, – и делали это без лишних пререканий. А “деды” просто отдыхали. Но зато, когда мы стали “дедами”, я почти целыми днями с гитарой ходил”.

Анекдот в тему

Военные эксперты советуют: чтобы избавиться от дедовщины, надо увеличить срок службы в два раза, и тогда всех дедов обязательно забьют прадеды.

«Дедовщина» — запрещенные в армии фотографии неуставных отношений

«Дедовщина» — это неуставные отношения в армии между военнослужащими, которые запрещены и недопустимы.

Что побуждает старослужащих солдат и сержантов издеваться над молодыми солдатами? – Система, которую создали офицеры. Они перекладывают свою работу с личным составом на сержантский состав и военнослужащих, которые уже «поняли службу», это солдаты, прослужившие большие сроки, которых называют «дедами» или «дембелями».

Как правило, офицеры отлично знают о «дедовщине» в подразделении, но ничего не предпринимают. Их устраивает железная дисциплина и неукоснительное подчинение, и совершенно неважно какими путями это достигается.

Офицеры закончили высшие военные училища и прошли там свою «школу дедовщины» и теперь считают, что это полезно сделать и военнослужащим низшего состава. Поэтому, дорогие призывники, даже если Вы попадете в учебное подразделение, где нет старослужащих солдат, но есть старослужащие сержанты – это одно и тоже.

Фотографии «дедовщины», которая есть, но запрещена в любой армии!

Наберитесь терпения и мужества, стойко переносите тяготы военной службы и помните всегда главное – «Ваш дембель неизбежен»!

Посмотрите эти документальные фотографии, но не принимайте все близко к сердцу, в армии все это бывает по-разному, поэтому не судите строго за такую жесткую подборку фото.

На фото «духи» — молодые солдаты. Имеют и другие имена — например «мамонты» и так далее… Почему мамонты? — Потому, что много бегают и громко топают, когда занимаются строевой подготовкой.

Старослужащие едут домой. Вечерние издевательства над молодыми солдатами в основном происходят тогда, когда прошел отбой, офицеров нет и стало скучно.

Дед в койке тоже едет домой поезд «Мурманск — Махачкала». Духи поднимают и дергают кровать, создается впечатление, что это вагон идет по рельсам. Ту-ту — раздается протяжный гудок одного из духов.

На верхнем фото полет над территорией противника и прицельное бомбометание.

Иногда перед сном один из молодых солдат становился на табуретку и кричал для дедов следующие стихи:

«Чик — чирик, пиздрик — ку — ку! Скоро дембель старику! Пусть приснится дом у речки, баба голая на печке, море водки, пива таз и на дембель твой приказ!

А затем говорил, что до приказа осталось, например — 100 дней.

Наказаны. Кто первым свалится — пойдет драить очко. Следующие 3 — в наряд по роте.

У дежурного по роте молодые дневальные. Один на тумбочке, остальные тоже при деле — развлекают «молодого дедушку».

Изучают свои приборы ночного видения. Потеряться нельзя, пропасть — тоже.

Наказаны… или дедушки прикалываются на сон грядущий.

Потерял свое достоинство. Будет чистить обувь и стирать форму старослужащим до их дембеля, в основном по ночам.

Случаются избиения. Можно конечно заложить деда, его могут даже посадить, но потом служба станет невыносимой морально. Наряды — на кухню в посудомойку, на очко, ночное мытье полов «машкой» (это такой маховый полотер) и так далее…

Вечерние будни в армии. Разбор полетов за день. Воспитательные меры.

Тапки ушанки на голову.

Дух высматривает дедушкин дембель.

На фотографии ниже старики переводят молодого солдата в «черпаки». Намоченным в холодной воде кожаным ремнем бьют от 6 до 12 раз за выслугу в пол года или год в армии. Солдат уже не «дух», а «черпак» или «фазан». Названия у разных частей разные.

Это выслуга солдата — от духа — до дембеля.

В середине дух. Случайно попался дедам, вот и сфотографировался.

Наказаны. Упражнение на выдержку.

На следующем фото — дурость, которая отправится на гражданку его девушке Алене.

Солдат плохо стреляет. Учится целиться.

Фото вверху — солдат забыл штык-нож. Наказан — будет носить деревянный.

Похоже и снизу. Автомат хоть и деревянный, но тяжелый.

Следующий — курил там, где нельзя. Теперь побегает…

Боец сверху говорил по телефону в карауле. Наказан.

Новогодняя «Дедовщина»

Она заметно отличается от будней дедовщины. Готовятся особо изощренные конкурсы для молодых солдат. И все для того, чтобы украсить серые армейские дни старослужащих солдат и сержантов в армии. Для «духов» — это не так смешно и интересно, как может показаться на фотографиях, ведь это унижение человека.

Запрещенные в армии фотографии дедовщины в СССР

Что сейчас, что тогда — армейские нравы не поменялись. На фотографии внизу 2 деда сидят на духах «верхом». Им весело, наверное скоро домой.

Сверху идет перевод на следующий этап армейской жизни. Такая традиция. Отслужил пол года — получи! Отслужил год — получи! Полтора — получи. Ближе к двум годам кладут на зад подушку и бьют ниткой — уже не больно, радостно, но тот, кого бьют ниткой должен орать как резаный и делать вид, что больно.

Мамочка, забери меня домой.

Не переживайте! Всегда помните о том, что Дембель неизбежен!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector