Как устроиться водителем в следственный комитет
Advokat-rso.ru

Юридический портал

Как устроиться водителем в следственный комитет

Будни следователей: сто рублей на обед и расчлененка в автобусе

Специфика работы в СКР — откровения бывших и действующих сотрудников

Следственный комитет отмечает семь лет со дня создания. За это время ведомство стало самой упоминаемой госструктурой в СМИ, наравне с Минобороны. При этом жизнь и проблемы рядовых следователей часто остаются за кадром. И, как выяснилось, проблем у них немало.
При подготовке данного материала редакция ПАСМИ побеседовала с действующими и бывшими сотрудниками региональных подразделений СК. Имена и фамилии изменены по просьбе опрошенных.

Сложности трудоустройства

Стать следователем сегодня непросто, но возможно. Главное — быть готовым к прохождению многочисленных проверок. И не удивляться, если первые год-два придется выполнять всю работу за кого-то из более опытных коллег.

Артем Хлебовский, стаж работы 6 лет:

«Я устраивался почти три года. Причем вакансии были, но меня не брали. Сейчас понимаю, что надо было заходить с другого конца — найти себе, скажем так, куратора. И договориться с этим куратором, что возьму на себя всю рутину, которую приходится выполнять — заполнять бумаги и прочее. Все оказалось намного проще, чем я думал — без взяток, знакомств и прочего. А рутину отрабатывать за других все равно пришлось».

Светлана Валеева, стаж работы 4 года:

«Устроилась без особых проблем. Прошла, как полагается все проверки. Единственное, что заставило понервничать на этом этапе — долгие согласования, подписи, рассмотрения. Тебя пробивают по одной базе, перепробивают по другой, тесты, собеседования… В какой-то момент хотелось просто прийти и забрать документы. Ну а потом поняла, что им надо было пристроить сначала своих».

Дмитрий Кировлев, стаж работы 5 лет:

«Идеальный вариант — жениться на дочери, внучке, сестре сотрудника Следственного комитета. Но, если это не получилось организовать — придется учиться на одни пятерки с самого первого курса института. Тогда шансы попасть на работу сразу увеличиваются в разы».

Без выходных и отпусков

Переработки, дежурства и невозможность уйти в отпуск, по словам следователей, являются нормой жизни.

Светлана Валеева, стаж работы 4 года:

«Понятно, что по договору у следователей девятичасовой рабочий день… А в реальности без задержек не получится. Никогда, даже перед праздниками. Просто физически не будете успевать оформлять дела и направлять их дальше. А еще — суточные дежурства с выездами на места преступления. И еще одна неприятная особенность — война с начальством за отпуск. Никто же не станет писать на подполковника заявление в Трудовую инспекцию или прокуратуру… Поэтому отпуск первые два года работы если и будет, то не в сезон — это точно».

Дмитрий Кировлев, стаж работы 5 лет:

«Рабочее время — сутки напролет. Получив служебное удостоверение, можно забыть про личную жизнь, личное пространство и свободное время, или все это перенести в стены СК. Если же решите завести семью, то даже взяв в супруги сотрудника комитета, не факт, что не разведешься…».

Артем Хлебовский, стаж работы 6 лет:

«Уход с работы — 23.00, возвращение — 09.00. Выходные на работе — рядовое событие. Кроме уголовных расследований, которых в производстве как минимум десять за месяц, приходится проводить процессуальные проверки по заявлениям о преступлениях. Это практически ничем не отличается от расследования уголовного дела. А еще — рассматриваешь обращения граждан, осуществляешь суточное дежурство на подконтрольной территории и так далее…»

Владимир Криворотов, стаж работы 5 лет:

«Право на отдых в Следственном комитете просто игнорируется. Следователи работают за пределами нормальной занятости, в выходные дни. Если следователю удалось подписать документы на отпуск, большую часть он проводит на работе, завершая расследование уголовных дел. А в последнее время прокуроры все чаще необоснованно отказываются поддерживать различные ходатайства следствия, не утверждают обвинительные заключения по уголовным делам, по которым уже завершены расследования. Отменяются ранее принятые решения по уголовным делам и материалам проверок. Делают это и из-за гонки за статистикой. Ну а нагрузка у следователя, получается, растет».

Профессиональная деформация

Цинизм и равнодушие — основные упреки, которые слышат следователи от своих родных и близких. При этом по-другому защититься от специфики работы человеческая психика не в состоянии.

Светлана Валеева, стаж работы 4 года:

«Через два года я услышала от подруги, что она меня не узнает. Родные сказали, что я стала надменной и отношусь к окружающим чуть ли не с отвращением. Пришлось серьезно задуматься над произошедшими изменениями. А когда стало ясно, что побороть профессию в себе невозможно, то решила уволиться. Тем более что ждать какого-то просвета в карьерном росте не приходилось».

Артем Хлебовский, стаж работы 6 лет:

«Три года — стабильный срок для всех. Вы становитесь другим. Каким-то особенно циничным, говорят. Иногда, правда, говорили, что „на человека стал похож“».

Дмитрий Кировлев, стаж работы 5 лет:

«Эта профессиональная деформация надолго. Надеюсь, что не на всю жизнь. Пошел второй год, как я уволился из органов, живу нормальной жизнью, а сны продолжают беспокоить. То начальство вызывает, то статью не ту квалифицировал. Это как бывшим алкоголикам снится выпивка, и они во сне пьют, а просыпаются и думают: „Какое же счастье, что я больше не бухаю“. Но не надо забывать об очевидных плюсах службы в следствии — если там появились друзья, то стопроцентно на них можно всегда положиться».

Начальники и подчиненные

Следователи рассказывают о необходимости согласования своих процессуальных документов с руководством различного уровня, выполнения работы за работников процессуального контроля, оперативных служб, прокуратуры и даже суда. Оспаривание этого порядка, как правило, негативно отражается на дальнейшей работе. Поэтому все предпочитают не спорить.

Александр Семенюк, стаж работы 6 лет:

«В районах с многотысячным населением работает не более 3—6 следователей, большинство из которых не имеют достаточного личного опыта в расследовании тех или иных преступлений. При этом руководители данных структурных подразделений часто не вполне квалифицированы. И это со временем перерастает в конфликты с подчиненными».

Артем Хлебовский, стаж работы 6 лет:

«Если районный следователь успешно расследовал громкое дело, то на завершающей стадии данное дело у него изымается, а все заслуги присваиваются сотрудниками вышестоящего структурного подразделения».

Непредвиденные траты

Оказывается, даже расходы на командировку приходится оплачивать из собственного кармана. Следователям иногда не хватает даже на гостиницу. При этом на следователей нередко ложатся траты на экспертизу и выкуп очереди в СИЗО.

Дмитрий Кировлев, стаж работы 5 лет:

«Мало служебного транспорта, вот и возили я или мой помощник уголовные дела в общественном транспорте. Но папки — это цветочки еще. А вот когда везешь дурнопахнущие вещдоки, человеческие конечности, например. Или то, что называется объектами биологического происхождения… Зато успевали закончить работу в срок».

Светлана Валеева, стаж работы 4 года:

«Требования четкие — соблюдать процессуальные сроки. И для этого за свои деньги мы вынуждены договариваться с экспертами о завершении назначенных судебных экспертиз в самые короткие сроки. Находим переводчиков, разных специалистов, покупаем очередь в следственный изолятор у мошенников-скупщиков. А ведь весь это беспредел провоцируется руководством и страхом следователя перед наказанием».

Артем Хлебовский, стаж работы 6 лет:

«Командировки — это отдельная история. Средняя стоимость гостиничного номера примерно три тысячи рублей, а следователю в лучшем случае платят 2500 рублей. Приходилось договариваться с менеджерами гостиниц о том, чтобы исключали завтраки, шампуни и так далее… Лишь бы уложиться в те гроши, которые нам выделяли. Но самое интересное, что на питание выдавались 100 рублей в сутки. Выходит, что следователь может вскрыть коррупционную схему, вернуть государству похищенные миллиарды, а его держат на кефире с пирожком».

Владимир Криворотов, стаж работы 5 лет:

«Из своих кровных приходится покупать бумагу, заправлять картриджи, ремонтировать технику, оплачивать пошив обязательного к ношению форменного обмундирования и т. д. Далее по списку — компенсация оплаты аренды жилья для работников из других регионов составляет не более 15 000 рублей, при средней стоимости аренды квартиры, например, в Москве, 25 000—40 000 рублей. А зарплата редко превышает 55 тысяч».

Претензии к системе

Сотрудники Следственного комитета зачастую любят свою работу, но критично отзываются о руководстве. Причина — в отношении начальников к рядовым следователям и попытки отыграться на них за свои ошибки.

Дмитрий Кировлев, стаж работы 5 лет:

«Следователи не чувствуют своей защищенности со стороны руководства. Но ведь именно следователи Следственного комитета расследуют дела в отношении влиятельных чиновников и бизнесменов, у которых имеются обширные связи, в том числе и в уголовном мире, плюс еще и административный ресурс. Многие опытные следователи при таком отношении увольняются со службы и получают статус адвокатов, устраиваются в юридические компании. Нередко, кстати, в общественные. Опыт следственной работы позволяет успешно противодействовать нарушениям на стадии предварительного следствия. Особенно если следователь не имеет достаточного опыта работы».

Светлана Валеева, стаж работы 4 года:

«Чтобы воспрепятствовать производству по делу, достаточно увеличить нагрузку на неугодного следователя — гарантированно не успеет собрать доказательства. А еще можно заставить его составлять многочисленные справки, отменять другие дела, заполнять карточки статучета, загрузить жалобами и запросами… Когда так происходило, очень хотелось, чтобы хоть кто-то из руководства поддержал или заступился. Но в реальной жизни этого не происходит, а только продолжают сыпаться наказания, чтобы создать имидж твоей некомпетентности».

Артем Хлебовский, стаж работы 6 лет:

«Почему столько несправедливых приговоров и претензий к работе следствия? Потому что следователей вынуждают квалифицировать действия обвиняемых по более тяжким составам. Говорят: „ты вменяй, а суд разбирается“. А суд не разбирается! Процессуальная независимость следователя работает только в теории. В жизни эта независимость усечена многочисленными руководителями, надзирающими и судьями. Но когда встает вопрос о государственной защите следователя, то эти меры применяются только по резонансным делам. По остальным рапорты остаются без должного рассмотрения».

Откровения следователя: «Это не та работа, о которой я мечтал»

Специалист рассказал о первом увиденном трупе, нехватке времени и проблемах в семье

Работа следователя, пожалуй, одна из самых скрытых и не поддаётся публичной огласке. Для нас следователь – человек в синей униформе с погонами, которого мы можем встретить, пожалуй, только в суде или на месте какого-либо преступления. Но мало кто знает, что же сам работник следственных органов думает о своей профессии, как он живёт и сколько времени проводит на работе.

Я изначально знал, что мне будет сложно. Ещё будучи студентом, я понимал, что меня ждёт. Просто это такая профессия, суть которой ты не поймёшь, пока на себе всё не испытаешь. Не скажу, что это та работа, о которой я мечтал. Но и сейчас другой жизни уже не представляю. С первыми пониманиями о том, что меня ждёт, я столкнулся как раз студентом. Тогда увидел первые трупы, понял, как раскрываются преступления. И это страшная картина.

Первый стресс испытал, когда впервые увидел труп. Одно дело, когда ты видишь его в морге или на похоронах. Но криминальный труп – совершенно другое. Бывает, люди и в обмороки падают. В первый раз жутко было, но с опытом стал нормально к этому относиться.

Читать еще:  Как данному работнику не выплачивать недостачу?

Не раз были такие моменты, когда я жалел о выборе профессии. К примеру, когда я был молодым следователем, мне нужно было распечатать обвинительное заключение на четыре тома. Бумаги нам выдавали мало, плюс ко всему было мало служебных машин. Тогда на все расходы я потратил четверть своей зарплаты. Сейчас со служебным обеспечением проблем, к счастью, нет.

Бывало такое, что хотелось бросить работу. Причина этому – нехватка личного времени. Зачастую приходилось жить на работе. С напарником мы ночевали в кабинете, где из всей мебели – стол, стул и диван. По очереди спали на диване по два часа. Потом работали и снова два часа спали. Я сутками не выходил с работы. Домой возвращался в шесть утра, пил чай и к восьми снова уезжал на работу. Самое главное, до восьми утра нужно было не уснуть, иначе потом не проснёшься. Всё это было морально тяжело.

Лично мне ни разу никто не угрожал.

Иногда бывало, что кому-то из коллег на машине прокалывали колёса или закидывали чем-то. Но такого, чтобы меня у подъезда караулили, не было. За всё время моей работы взятку предлагали мне всего лишь раз. В нашей республике в этой сфере коррупции нет, в отличие от запада.

По числу раскрытых преступлений Бурятия лидирует, но следователи от этого испытывают нагрузку. В Сибирском федеральном округе наш регион на первом месте по числу тяжких и особо тяжких преступлений, в России – на третьем. Преступлений много, следовательно, и уголовных дел тоже, а вот штатных единиц у нас не хватает. Другими словами, количество преступлений на душу населения в разы больше, чем количество штатных единиц по числу населения. От этого и большая нагрузка на каждого следователя.

Пока сам не станешь следователем, не поймёшь, что представляет из себя эта профессия. Если дети хотят идти в следователи, то пусть идут. Я не стану советовать им быть трудолюбивыми, стойкими, справедливыми и так далее. Это и так понятно. Другое дело не сбежать после первых трёх месяцев работы. Зарплата у нас высокая, здесь грех жаловаться. Но если идти в следователи только ради денег или погон, то уже в первые полгода можно понять, что ты не туда попал.

То, что показывают в фильмах, на самом деле не так. Моё личное представление об этой работе в школьные годы было основано на художественных фильмах. Но от реальности это всё далеко. Даже передачи «Суд идёт», «Час суда» и тому подобное никто из сотрудников не может смотреть, потому что это всё полная ерунда.

Свободного времени очень мало. Я часто в выходные и праздничные дни работаю. Ведь если я не успеваю сделать какую-то работу, то это только мои проблемы. Не успеваешь в будни – работай в выходные.

Семья уже давно привыкла к моей работе. Конечно, сначала были проблемы. Не каждой жене понравится, что её муж встаёт в два часа ночи и внезапно уезжает на два дня. Ночные дежурства, командировки – ко всему приходится привыкать не только самому, но и приучать семью. Здесь, наверное, важно взаимопонимание в семье. Если оно есть, то всё будет хорошо. А если нет, то приходится выбирать – работа или семья.

Поздно вечером, а то и ночью, возвращаясь домой, думаю о том, что ребенок меня вновь не увидел. У некоторых коллег детей воспитывают бабушки и дедушки из-за их занятости на работе. И это считается нормальным.

Работать приходится с разными людьми, в том числе с преступниками. К ним нужен особый подход. Важно быть корректным и пресекать любые попытки панибратства, обязательно нужна дистанция.

Особое внимание уделяется исчезновению детей. На такие дела бросается много сил, и поиски не прекращаются до последнего. Часто дети пропадают из-за того, что взрослые за ними не следят. Следователи сразу обращают внимание на то, есть ли поблизости водоем. Детей как магнитом тянет к воде. И счастье, если ребёнок находится живым и невредимым.

Как я не стал следаком

Пытки, перекладывание бумаг и незабываемо въедливый трупный запах. Читатель самиздата Михаил Скамьин месяц практиковался в Следственном комитете и узнал, из чего состоят будни сотрудников ведомства. Пытки, перекладывание бумаг и незабываемо въедливый трупный запах.

«Та самая история» — это легендарная рубрика, которая и делает самиздат самиздатом, трансформируя наших читателей в наших авторов. Вы тоже можете отправить нам свою историю. Пишите нашим редакторам Косте Валякину и Семёну Шешенину.

После второго курса юрфака нас кинули в реальную жизнь познавать на практике всё написанное в учебниках. Реальность, естественно, отличалась от книжек в худшую сторону и заставляла задуматься: может, авторы этих учебников живут в параллельной России?

Пока мои более предприимчивые товарищи искали престижные фирмы, чтобы потом остаться там работать, я пошёл в Следственный комитет — хлебнуть ароматного говна и прикоснуться к криминалу. Это было романтично и обещало хоть какие-то приключения, в отличие от просиживания штанов в крутых фирмах за монитором. Мои сокурсники восхищались биографиями Цукерберга, Форда и Джобса, мне больше нравился лайфстайл Лимонова, Веллера и Невзорова.

Мне повезло попасть «на землю» — в межрайонный отдел на севере Москвы. Отдел — это семь-восемь кабинетов со следаками, которые занимаются расследованием преступлений на прилегающих районах.

Настоящие сыщики — как раз полицейские-оперативники, бок о бок с которыми работают следователи. Именно они действительно раскрывают преступления: бегают по улицам и подвалам и находят предполагаемого преступника. Следователь по большей части занимается бюрократией: рассылает бумажки, проводит допросы, даёт указания полиции.

Следователю, к которому меня прикрепили, было двадцать три, от следователя пахло сексом, следователь был сочной девушкой и любил делать глубокий присед. Я оценил общую двадцатилетнюю ботанистость своего вида, поправил очки и понял, что на этом поле сыграть не получится. Тем не менее, освоившись, не переставал пошло шутить и глупо флиртовать, ведь раз в год и палку кидают. Однажды она даже согласилась выпить со мной вина, если я соберу ей шкаф. У шкафа не оказалось половины деталей, и я понял, что не так уж и сильно её хочу.

Позднее я с ужасом открыл, что она не знала даже элементарных вещей в своей профессии, вроде отличия англосаксонского уголовного процесса от континентального и роли адвоката в процессе.

«У нас тут есть такой хороший адвокат, представляешь, поймаем мы жулика даже ночью, звоним ему, и он приезжает, — как-то начала она. — Объясняет ему все права и уговаривает всё подписать».

— Погоди, то есть он хороший не потому, что пытается отмазать своего клиента всеми правдами и неправдами, а потому, что в одиннадцать вечера приезжает сюда, когда вы поймаете очередного таджика-воришку, и помогает вам упаковать его в тюрьму? В этом роль адвоката? — Я ужасался глубине невежества, дальнейшие вопросы, почему у нас сажают всех подряд и надолго, отпали сами собой. Процент оправдательных приговоров в современной России даже ниже, чем при Сталине. В 2018 году он достиг своего минимума — 2,1 тысячи человек, или 0,235 %. Власти говорят, что это доблестные органы следствия так хорошо работают, — нет, просто начальники выбивают из подчинённых палками статистику раскрываемости.

Больше всего мы, студенты, просившиеся в СК, хотели ездить по трупам. Дежурные следователи обязаны выезжать на любой случай смерти, если у прибывшего ранее врача было подозрение, что пассажир умер не от старости. Следователи не любят эти рабочие моменты: труп приходится подробно описывать в протоколе, пока судмедэксперт проверяет ректальную температуру, раздевает и смотрит на цвет трупных пятен, выворачивает карманы.

Мой первый «клиент» был таджикским бомжом, умершим на железнодорожном тупике в какой-то промзоне. Меня и мою начальницу встретила тётенька-полицейский бальзаковского возраста с макияжем хозяйки борделя.

— Ааа, Маша, какое у тебя красивое платье! — с восторженными воплями накинулась она на мою следачку. — Шикарное, ты звезда, конечно.
— Сама понимаешь, целыми днями работа, даже выйти в нём никуда не могу, так решила хоть на работу надеть, а тут, блин, пропахнет теперь, — ответила она, поглядывая на отдыхающий в паре метров холодный труп «гостя столицы».

В этой «неженской» работе вообще довольно много женщин. Они прожигают всю свою жизнь, работая в день по двенадцать часов, и у них в жизни не так много достойных поводов надеть хорошее платье. Поэтому иногда надевать их приходится и на вызовы.

Он лежал в тулупе в тридцатиградусную жару и, судя по запаху, перед смертью успел хорошо отравиться боярышником — последствия отравления сохли на траве вокруг. Запах мертвечины, застарелого пота и мочи обжигал носоглотку, и я выкурил, наверно, сигарет восемь подряд, лишь бы перебить его дымом. Около трупа валялась открытая пачка сигарет «Друг» с нарисованной овчаркой. Я долго стоял и смотрел на неё, сигаретные гильзы запретно дразнили, во мне боролись брезгливость и желание стянуть сижку трупа, было в этом что-то манящее. Так дети отрывают бабочкам крылья и жгут лапки паукам: страшно, приторно, сладковатый ком в горле.

Брезгливость победила. Противные зелёные мухи уже успели облюбовать его лицо, заползали в открытый рот и через нос выползали наружу — такое нехитрое развлечение насекомых.

Судмедэксперт буднично потрошил карманы умершего, заглядывал в глотку, оттопыривал веки, вставлял здоровенный градусник ему в задницу и диктовал показатели следачке, которая всё подробно протоколировала. Труп досконально описывался.

Это был мой первый труп. Пока мы ехали, я очень боялся за реакцию своего тела, меня могло вырвать или вообще отключить. Я не хотел опозориться перед опытными следаками и ментами — хах, хилый очкарик. Но труп вообще не воспринимается как человек. Я смотрел на тело, а мозг отказывался верить, что раньше он был кем-то живым. Просто вещь, восковая фигура. Ну, воняет. Никаких эмоций.

В кармане бомжа мы нашли простенький кнопочный мобильник, порывшись в контактах наткнулись на номер сына.

— Алло, здравствуйте, вы сын хозяина этого номера? Ваш отец умер.

Вот так, приехал зарабатывать в чужую страну, а его «кинули» на стройке: отобрали документы, не заплатили денег, лишили времянки — и он пошёл побираться. А дома осталась семья. Ваш отец умер.

Таких хоронят за казённый счёт, и вместо креста — железный прут с табличкой с номером. Если повезёт умереть при документах, напишут ещё и ФИО. Пока его грузили в труповозку, мы уже ехали к новому пациенту.

Второй парень был очень хорош. Собственно, не парень даже, а дядька, который приехал на стройку из Белоруссии и жил в общаге с такими же работягами. Он лежал на своей шконке, а его живот почти касался пола. Он мог бы остаться на родине и работать стратегическим складом главного овоща Белоруссии, но увы. Он умер от пьянства в Москве, в дрянной общаге для работяг, в луже собственной мочи и в грязных семейных трусах. А теперь он развонялся на весь этаж, и судмедэксперт суёт ему сзади здоровенный градусник.

Читать еще:  Как уволиться во время отпуска муниципальному служащему?

Две недели практически каждый день ему вызывали скорую — последняя стадия алкоголизма: он ловил белку, терял сознание, еле ходил. Медики его откачивали, и он снова брался за бутылку. В конце концов он себя добил.

Вечером в автобусе я стеснялся стоять около людей, они чувствовали запах из другого мира, а впитавшая всё это одежда отстиралась только со второго-третьего раза. Следователей вообще очень часто вызывают на запах. Представьте, что у вас на площадке живёт старенькая соседка и её не видно уже неделю, зато по подъезду распространяется неприятный душок.

Моего товарища вызвали на осмотр висельника. Мужчина трое суток провисел в петле в своей квартире, был тёмно-синь и сильно раздут. Судмедэксперт копошился вокруг висящего трупа, снимать его без предосторожностей было нельзя — висельники иногда лопаются, так объяснил следователь. Трупачий запах густо смешался с сигаретным дымом, курили там все и помногу.

Если видеть мертвецов каждый день, к ним быстро привыкаешь. Королями цинизма, конечно, были три опера, которых вызвали на адрес, где была стрельба. Два алкоголика поругались по пьяному делу, и один снёс второму из ружья полголовы. Она ровным слоем распространилась на ближайшую стену. Опера приехали и, пока ждали скорую и следаков, успели сесть за стол, нажраться и съесть всю закуску клиентов. На фоне мозгов на стене, не стесняясь изуродованного трупа в углу. Сильные люди.

Неизвестно, кто страшнее: бандиты или опера. Один опер рассказывал, как они закрывают подозреваемого в большой сейф и час колотят по сейфу арматурой. Через час из ящика выползает овощ, готовый всё подписать. Они большие затейники на такого рода способы развязать язык. Одно радует: перед использованием свои гестаповские методы они сначала испытывали на себе, чтобы на практике познать, где грань, пролегающая между пыткой и убийством. По крайней мере, так мне сказала начальница, видя, что я очень удивлён методами работы, которых нет в учебнике криминалистики.

Как всё устроеноЯ работаю в Следственном комитете

Молодой следователь — о выборе профессии, своем первом деле, кодексе чести и компрометирующих ситуациях

Признайтесь, в детстве нам всем казалось, что самое интересное в расследовании преступлений — это погони и перестрелки, которые достаются оперативным работникам, в то время как несчастные следователи чахнут над бумагами в пыльном кабинете. Одни предрассудки сменяются другими, массовая культура создает новых героев, и теперь подростки хотят быть гениальными детективами, которые наперед просчитывают каждое действие преступника и анализируют улики не хуже Шерлока Холмса. Но живые люди гораздо сложнее, а реальность — круче любого фильма. The Village Нижний Новгород пообщался со следователем Следственного комитета Владиславом Солонкиным о его работе — настолько открыто, насколько это возможно.

О допросах и отношении к Конан Дойлу

Лично у меня никогда не было конкретных предпосылок к работе следователем: я, конечно, мог бы наврать, что в 12 лет прочитал всего Артура Конан Дойла и Агату Кристи, но они попали мне в руки уже в более зрелом возрасте. Никогда я не был и любителем жанровой блатной романтики вроде «Бандитского Петербурга» и «Бригады». Ребенком читал «Маленького принца» Экзюпери, а любимыми героями были Жан-Клод Ван Дамм, Сильвестр Сталлоне, Чак Норрис и Брюс Ли. Еще все детство я бесконечно занимался спортом: сначала профессионально плаванием, а потом в 14 лет началось долгое увлечение единоборствами: карате, панкратионом и тайским боксом.

Свою службу я начал пять лет назад: прошел после университета все аттестационные комиссии и был направлен в Павловский межрайонный следственный отдел. Через два с половиной года меня перевели в родной Нижний Новгород, где сейчас работаю следователем третьего отдела Следственного комитета по расследованию особо важных дел, который специализируется на расследовании налоговых преступлений.

Как в итоге я решил стать следователем — история необычная. Закончив 38-й физико-математический лицей, понял, что этих наук мне уже хватит на всю жизнь и вообще я больше гуманитарий. Тогда решил пойти на юридический факультет, потому что мне это показалось самым полезным из всех направлений. На втором курсе попробовал себя в органах прокуратуры, но через какое-то время осознал, что это не совсем мое, потому что это надзорные организации, которые, как правило, занимаются бумажной, сидячей, монотонной работой. Мне же хотелось какого-то экшена, романтики. Впоследствии я узнал, что есть Следственный комитет, который занимается самыми сложными, запутанными особо тяжкими преступлениями. Я подумал: почему бы не пойти на практику теперь туда? Так я пробыл два с половиной года в следственном отделе Приокского района в статусе общественного помощника следователя, выполняя несложные поручения. По окончании института я подал документы, прошел комиссии и — добро пожаловать! Меня направили в Павлово. Следователь, как правило, не выбирает место службы, потому что он является военнообязанным государственным служащим, который строго исполняет приказы. Соответственно куда направят, туда и поедет.

Мне же хотелось какого-то экшена, романтики. Я узнал, что есть Следственный комитет, который занимается самыми сложными, запутанными особо тяжкими преступлениями. Я подумал: почему бы не пойти на практику теперь туда?

В отличие от оперативников у следователей более аналитическая работа. Мы возглавляем следственно-оперативную группу, которая осуществляет предварительное расследование; определяем план, тактику, порядок, время, место произведения следственных действий; допрашиваем людей; анализируем документы и улики. При этом понятия «расколоть преступника» у нас нет. Мы не «раскалываем», а собираем доказательства. В сериалах следователь может упорно давить на преступника, чтобы он признался под гнетом давления, но в реальности такого не бывает — к подозреваемым относятся в соответствии с буквой закона. Безусловно, у следователей есть свои методы ведения допроса. Любого человека можно вывести на определенную модель общения, при которой он может рассказать о совершенном преступлении. Но никто никогда ни из кого не выбивает никакие показания. В ходе расследования мы собираем доказательства; если они в полной мере изобличают преступника, предъявляем ему обвинение и направляем уголовное дело для рассмотрения в суд, который выносит приговор.

О гаджетах криминалистов и запутанных делах

Мне кажется, что для каждого следователя точкой отсчета является не тот день, когда он занимает кабинет и знакомится с коллективом, — на самом деле все начинается с приема первой заявки о совершенном преступлении. Я получил ее в декабре 2014 года. Суровая классика: в селе Абабкове Павловского района обнаружили тело женщины с признаками насильственной смерти. Как потом было установлено, пьяный мужчина убил свою сожительницу. Приезжаю со следственной группой: около часа ночи, темно, горит полтора фонаря, холодно и снега по колено. На месте находится часть оперативников, которые уже задержали заподозренного гражданина. Согласно установленной процедуре сначала я визуально осмотрел комнаты дома, где произошло убийство, потом позвал понятых, которым объяснил их права, и стал производить тщательную фиксацию каждой детали с помощью фотоаппарата, линейки и прибора для выявления следов крови. Хорошо помню, что мертвая женщина лежала лицом вниз на полу в основной комнате, а кругом были кровь, волосы и лоскуты кожи, потому что ее били ногами и табуретом. Для меня это не было шокирующим зрелищем, поскольку еще в университете мы изучали судебную медицину и посещали морг, ведь следователь должен вместе с судебно-медицинским экспертом осматривать труп на месте преступления для фиксации повреждений. Более того, он, как правило, участвует во вскрытии, если смерть человека носит криминальный характер.

В Павлове я расследовал и самое яркое, сложное дело в моей практике. В летнее время рыбаки обнаружили на берегу Оки мертвую женщину со связанными руками-ногами и кляпом во рту. Сложность состояла в том, что от момента убийства до обнаружения тела прошло много времени; женщина, как было установлено следствием, была без определенного места жительства, а из-за гнилостных изменений было уже невозможно установить причину смерти. Это была эпопея. Предварительное следствие длилось более девяти месяцев. Мы просмотрели все записи с камер, на которые могло что-то попасть, а также получили все телефонные соединения на указанной территории за определенный период, установили абонентов и опросили их, произвели многочисленные генетические экспертизы. В общей сложности в наше поле зрения попали более 50 людей, пока мы наконец не вышли на свидетеля, который дал показания, изобличающие своего товарища. Но даже при наличии этой информации у нас не было ни малейшего доказательства, что именно этот человек совершил преступление. Поэтому следствие было продолжено. Во время обыска в квартире подозреваемого с помощью экспертно-криминалистического луча были обнаружены на плинтусе следы крови, принадлежавшей погибшей. Так у нас появилась доказательная база. Далее мы стали допрашивать людей из ближайших домов, и нашлось несколько свидетелей, которые видели, как жертва познакомилась с подозреваемым на остановке, они выпивали, а потом направились в сторону его дома. Было проведено множество очных ставок, и у нас сложилась следующая картина происшествия. В ходе распития спиртных напитков мужчина нанес женщине острым предметом несколько ударов в область шеи, попав в яремную веру. Видимо, она была еще жива, поэтому он связал ее, засунул в рот кляп, обернул в ковер, вынес на берег реки и сбросил с обрыва, скрыв следы преступления. Там она и лежала долгое время, пока мы ее не обнаружили.

В настоящее время криминалистическая техника и возможности следствия развиты настолько, что следователь может раскрыть любое преступление, даже совершенное много лет назад

Это и есть настоящий следственный опыт, которого больше нигде не получишь. Кропотливый поиск свидетелей, поднятая картотека, множество допросов, всесторонний анализ. В настоящее время криминалистическая техника и возможности следствия развиты настолько, что следователь может раскрыть любое преступление, даже совершенное много лет назад. У нас гораздо больше интересных гаджетов, чем показывают в кино. Я уже упоминал луч экспертно-криминалистического света, который позволяет обнаружить следы крови, даже если они замыты химическими порошками. Мы также используем прибор, с помощью которого можно восстановить смытые или зарытые следы рук, и георадар, который помогает в поиске любых объектов, в том числе неметаллических.

О запретах и предрассудках

На мой взгляд, главное качество для следователя — это профессионализм. Он заключается не только в знании закона, но и в отношении к своей работе: как подходишь к планированию, следственному действию, изучению материала, допросам и прочему. Плюс думаю, что следователь обязан быть человечным. Мы, возможно, не пропускаем каждый случай через себя, но относимся трепетно ко всем ситуациям, поскольку потерпевшими могут быть дети, женщины, пожилые люди или вообще те, кому никто, кроме нас, в каких-то ситуациях помочь не может. Наверное, надо сказать и о таких обязательных качествах следователя, как смелость, честность, добросовестность, преданность своему делу. Это очень важно, потому что сотруднику, который полностью себя не отдает следственной работе, тут делать нечего. Но при этом он не должен эмоционально погружаться в проблемы, чтобы всегда себя держать в форме и трезво мыслить. Мои коллеги всегда подходят к любому расследованию сугубо с профессиональной точки зрения, абстрагируясь от трагедии, чтобы, например, в случае выезда на место преступления четко оценить обстановку, зафиксировать детали, дать уполномоченным сотрудникам полиции грамотные поручения и составить все процессуальные документы.

Читать еще:  Как взыскать ущерб с соседа за причиненный ущерб?

Каких-то страшных ограничений для следователя нет. Однако лично я руководствуюсь профессиональным кодексом этики и пониманию, что как офицер, занимающий ответственное служебное положение, не могу себе позволить компрометирующие ситуации. Поэтому не посещаю сомнительные ночные заведения, но могу спокойно сходить в кафе, кино, театр или иное культурное заведение с родственниками или девушкой. Могу поехать отдохнуть за границу — это не запрещено.

У меня, к счастью или к сожалению, никто в семье не работал в правоохранительных органах, и родители, конечно, за меня переживают, когда задерживаюсь на работе или выезжаю на ночные заявки на места преступлений. Но в целом на них это никак не отражается, поскольку я абстрагирую себя и своих близких от того, что происходит у меня на работе. Я вообще стараюсь не афишировать свое место службы и никогда не обсуждаю дела. Но те, кто знает, относятся к моей работе с уважением и пониманием. А к предрассудкам людей по поводу профессии я отношусь достаточно ровно, потому что знаю, что делаю свое дело, и стараюсь его делать хорошо. Моя совесть чиста.

Как устроиться в следственный комитет: условия, необходимая квалификация и навыки

Следователь по раскрытию уголовных преступлений – это почетная государственная должность, доступная практически каждому гражданину в России независимо от пола. Чтобы устроиться на службу в Следственный комитет, необходимо не только приложить много усилий, но и иметь хорошее здоровье.

Основные требования к кандидату

Оканчивающие школу подростки часто задаются вопросами о том, как устроиться работать в следственный комитет и какую работу там нужно выполнять. Сотрудник Следственного комитета в Российской Федерации должен выполнять не только механическую работу, но и обладать умственными способностями.

Прежде чем попасть на службу, кандидату необходимо получить высшее образование в одном из специализированных ВУЗов. Основными учебными заведениями, занимающимися подготовкой курсантов к работе в СКР, являются Академия Прокуратуры и Академия ФСБ. Также подойдут институты и университеты, относящиеся к структуре МВД.

У молодых людей, завершающих обучение, часто возникает следующий вопрос – как устроиться в Следственный комитет РФ после получения высшего юридического образования? Когда курсант успешно сдаст все экзамены, получит диплом о высшем образовании, он может рассчитывать на трудоустройство в следственный отдел. В первые несколько месяцев ему предстоит пройти практику, от успешного прохождения которой зависит его дальнейшая карьера в данной отрасли. Если практика далась легко, то кандидат может рассчитывать на хорошую должность в СКР. Однако стоит помнить, что после окончания ВУЗа и прохождения практики в карьере следователя обучение не заканчивается. Каждому следователю в этой государственной структуре, независимо от должности и звания, необходимо каждые двенадцать месяцев сдавать экзамены по следующим дисциплинам:

  1. Рукопашный бой.
  2. Стрельба из ручного огнестрельного оружия.
  3. Физкультура.

Получение высшего образования в специализированном ВУЗе – это не единственный путь, который можно проложить для работы на должности следователя. Второй путь – это поступить на службу в следственные органы полиции. Туда берут людей даже со средним образованием. Однако без высшего образования вам стоит рассчитывать только на менее почетную должность помощника следователя. Но ситуацию можно исправить, получив высшее образование (можно даже заочно), отучившись 3 курса в институте по специальности.

Карьера следователя

Карьерная лестница следователя, который занимается раскрытием уголовных дел, выглядит следующим образом:

  • помощник следователя;
  • следователь по раскрытию преступлений;
  • старший следователь;
  • начальник отдела.

Для того чтобы добиться повышения в работе и стать старшим следователем или начальником отдела, необходимо получить дополнительное юридическое образование.

Каждому студенту, мечтающему о карьере в Следственном комитете России, следует знать, что просто получить специализированное образование будет недостаточно. Необходимо обладать личностными качествами, такими как стойкий характер, целеустремленность и смелость, ведь работать следователю приходится порой с уголовниками и убийцами.

С чего начать, чтобы стать сотрудником СКР

Одним из важных качеств, которыми в обязательном порядке должен обладать следователь по раскрытию серьезных уголовных преступлений, является аналитическое и нестандартное мышление. Без применения данных навыков не обходится ни один работник в следственных органах. Также весьма желательно уметь находить подход к людям, быть неплохим психологом. Все вышеперечисленные навыки необходимы, чтобы добыть нужную для работы информацию в процессе общения с пострадавшими от преступления людьми или во время допроса подозреваемого.

Также во время работы необходимо быть очень внимательным, ведь сотруднику СК России нужно ежедневно читать огромное количество документации, работать с уликами, при этом важно не упустить каждую мелочь, иначе преступление будет не раскрыто. Ну и пожалуй, самые важные качества для служащих – это прекрасная физическая форма и безупречное здоровье.

Для службы в Следственном комитете необходимо обладать также определенными знаниями, связанными в основном с законодательством, Уголовным кодексом, действующим на территории Российской Федерации. Если поступить в хороший ВУЗ по специальности «Юриспруденция», то можно получить все необходимые базовые знания в данной отрасли.

В процессе работы молодому специалисту предстоит вести ряд протоколов и других важных документов. Следовательно, каждому работнику СК РФ желательно иметь следующие черты:

  1. Готовность к постоянным переработкам в результате высокой загруженности.
  2. Усидчивость.
  3. Готовность к продолжительной и кропотливой работе.

Абитуриентам, мечтающим служить в такой государственной структуре, как СКР, стоит учесть, что данная работа крайне опасна. В этом можно убедиться во время прохождения практики, на которую направляют студентов старших курсов. Грамотная и продуктивная работа во время практического обучения обеспечивает абитуриентам хорошее место на службе после окончания университета.

Документы для поступления в ВУЗ

Люди часто интересуются, как устроиться на работу в Следственный комитет? Для поступления в специализированный институт или академию МВД абитуриенту следует заранее подготовить ряд документов:

  1. Диплом об окончании средней школы.
  2. Медицинскую справку, которая подтверждает безупречное здоровье будущего студента.
  3. Справку о прохождении психологической проверки.
  4. Несколько черно-белых фотографий (требования и количество фото у каждого университета свои, необходимо уточнить их, обратившись в приемную комиссию).
  5. Заполненную анкету для желающих поступить в институт.
  6. Паспорт гражданина РФ.
  7. Заявку на поступление в учебное заведение.

Первые шаги для трудоустройства

Чтобы устроиться следователем в Министерство юстиции, необходимо выяснить, не направляют ли в учебном заведении получивших дипломы абитуриентов на места несения службы. Если ваш ВУЗ такие услуги не оказывает, то необходимо самостоятельно заняться поиском вакантной должности.

В ведомствах СКР существует кадровый резерв, поэтому необходимо подать заявку в ближайшее отделение данной службы, и если у них освободится вакантное место, они обязательно с вами свяжутся.

В случае приглашения на собеседование не забудьте взять с собой документ, подтверждающий ваше совершеннолетие (паспорт), справку о состоянии здоровья, выписку из полиции об отсутствии судимостей у вас и у ближайших родственников (братьев, сестер, родителей и супруга). Также необходимо взять с собой военный билет при его наличии.

Многие молодые люди интересуются, можно ли устроиться в Следственный комитет без прохождения срочной службы? Прохождение срочной службы в российских войсках не является обязательным условием для вступления в ряды сотрудников СКР, однако это будет дополнительным преимуществом для кандидатов.

Дополнительные проверки

Будьте готовы, что после собеседования вас отправят на беседу с психологом. Он предложит пройти специальный тест, прохождение которого может занять несколько часов. После этого психолог займется изучением результатов, где он будет судить о моральной подготовке будущего сотрудника Следственного комитета, его стрессоустойчивости и уравновешенности.

Во время поступления на службу у вас не должно быть хронических болезней либо каких-либо отклонений, которые могли бы помешать выполнять профессиональный долг в дальнейшем.

Не удивляйтесь, если специалист отдела кадров попросит составить вас собственную биографию, где следует указать дату и место рождения, полученное образование, а также описать свои личностные качества, такие как:

  • привычки;
  • род занятий в свободное время;
  • интересы и прочее.

В случае положительного решения начальника отдела о приеме вас на работу, необходимо заполнить стандартное заявление с просьбой принять вас на должность следователя.

Испытательный срок

Молодые ребята, окончившие учебу и получившие юридическое образование, желают знать, как устроиться в Следственный комитет. Каждый впервые поступивший на службу следователь должен пройти на рабочем месте испытательный срок, который длится от трех месяцев до полугода. Все это время вам предстоит работать под руководством наставника, обычно эту роль играет опытный сотрудник, проработавший в отделе не менее трех лет. Он обязан обучить нового коллегу всем основам рабочего процесса.

Если испытательный срок прошел успешно, то поручитель напишет о вас положительную характеристику. Далее вы как следователь можете работать над делами самостоятельно.

Возможно ли девушкам работать в СКР

Перед тем как устроиться в Следственный комитет женщине, нужно усвоить, что профессия следователя – это непростое занятие, особенно для представительниц слабого пола, однако многие женщины успешно делают в этом направлении карьеру. Работа их вполне устраивает и даже нравится.

Многим интересен ответ на вопрос, как устроиться в следственный комитет девушке, окончившей ВУЗ? Все абитуриенты, получившие юридическое образование в специализированных университетах при МВД и ФСБ, как правило, успешно трудоустраиваются на работу по своей специальности.

Есть ли разница в требованиях

Многие девушки интересуются, как устроиться в Следственный комитет. При выборе новых кадров в ряды силовых структур предпочтение отдается крепким и молодым юношам. Однако девушкам там часто тоже находится место, однако стоит знать, что требования к ним предъявляются очень серьезные, такие как:

  1. Окончание института только на положительные оценки.
  2. Чистая биография у поступающей на работу и ее родственников.
  3. Успешное прохождение теста на профессиональную пригодность, в том числе психологический тест.
  4. Хорошие физические данные.
  5. Идеальное здоровье.
  6. Знание иностранных языков.

Некоторым женщинам интересно, что нужно сделать и как устроиться в Следственный комитет? При поступлении на юридический факультет девушке понадобится хорошо сдать ЕГЭ в школе, получив высокие баллы на тестировании по следующим предметам:

  • русский язык;
  • обществознание;
  • история России.

Чтобы разобраться, как устроиться следователем в Следственный комитет девушке, ей необходимо знать, что во время поступления на работу претендентке должны выдать полный перечень документов. В нем будет множество справок и документов, в том числе характеристика или рекомендация от преподавателей ВУЗа.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector